malais
underwater sculptures
Позавчера, 5 января.
один.
Невысокий мост над автомагистралью. Машины проносятся мимо с огромной скоростью, а на краю моста стоят несколько человек. Они ждали какую-то грузовую машину, чтобы прыгнуть на нее сверху и поехать дальше на крыше. Но почему-то не дождались.
Они прыгнули все вместе, почти синхронно. Я видела, что все разбились, еще до того, как подошла. Один лежит в странной позе, руки выгнуты: наверняка сломал позвоночник. Другому пробило череп - форма головы какая-то неправильная. Пролом чернеет кровью. Крови много, она разливается по асфальту блестящими темными пятнами. Я просто смотрю.
два.
Место, где я жила, было странным. Это был лес с вязкой топкой землей под ногами. Красивый лес. Маленькая деревянная лестница наверх, но я не знаю, куда она ведет. Я вижу только то, что внизу живут три удивительных существа. Это был крокодил, большая змея и кто-то еще. Все они были особенными - у каждого вдоль брюшка тянулось несколько разноцветных полос, они светились и переливались. Биолюминесценция. Странное длинное слово, а на самом деле так... естественно.
Они начинали светиться ночью и выходили из своего уголка. Крокодильчик тяжело ступал по воде, а змея плыла поверху. Кажется, третий был птицей вроде фламинго, и важно ступал по болоту длинными ногами.
Я видела всего лишь момент их выхода. Они были разными, но одним. Просто - и очень красиво.

Вчера, 6 января.
Мы жили втроем: я, он и она. Они любили друг друга, и всё было хорошо сначала. Но парень ждал какого-то знака. Однажды он взял ее майку и какую-то деталь моей одежды - и вдохнул их запах. Ее майка была будто бы горьковато-терпкой, Мой же запах - очень... приятным, я помню его, он казался таким... удивительно родным, очень... тёплым. И он решился. Он решил расстаться с ней и быть со мной. Он всё понял.
А вот я - ничего.

Сегодня, 7 января.
один.
Моя строгая школьная учительница по биологии почему-то вела пару истории Франции в университете. Она заставила некоторых отстающих писать контрольную на французском - ту самую, которую я до сих пор осталась должна. У меня были свои ответы с прошлого раза, но я была очень рассеянной, как всегда, и просто не успела списать их. Все сдавали работы, а я ругала себя и боялась. И думала о проблемах, которые у меня потом будут.
два.
Лестница с двумя спусками и маленькой площадкой посередине, наверху, как горка. Я стою у подножия одного спуска с беременной Лизой и мамой. Ничего не происходит, мы молчим. Я чувствую себя странно. Я разворачиваюсь и поднимаюсь по лестнице, чтобы спуститься с другой стороны. На мне длинная мантия до пола из светло-серой будто овечьей шерсти. Она без рукавов и крепится на груди одной большой пуговицей. Я спускаюсь и на середине лестницы останавливаюсь, потому что вдруг перестаю всё понимать. Склоняю голову и закрываю ладонью лицо, чтобы ничего не видеть. Мне, наверное, плохо. Я беру себя в руки и спускаюсь дальше. У подножия я начинаю терять сознание и оседать, подгибаются ноги. Мне всё равно. За руку хватает какой-то парень, стоящий уже внизу, и озабоченно заглядывает в лицо. "Тебе плохо?". Это возвращает меня, хотя я уже начала куда-то уплывать. Я спускаюсь по последним двум ступенькам. Там стоят несколько ребят. Помогают. Один вынуждает сыграть с ним в карты. Я не хочу, но сажусь на ступеньку рядом с ним. Не понимаю правил. Ничего. Он объясняет хорошо, но я не понимаю ни слова. Помню рассыпанную колоду. Ничего не понимаю.