malais
underwater sculptures
7 июня. Метро. Я снова смотрю на эти тошнотворные лица землистого цвета, погружающие весь вагон в вязкое, как кисель, уныние. И не выдерживаю. Я вскакиваю с места, широко улыбаюсь и раскидываю руки: "Люди! Радуйтесь! Жизнь так прекрасна! Посмотрите, наступила весна! Как хорошо! Улыбайтесь, люди!", - и вижу, что многие действительно начинают расплываться в улыбках.

9 июня. Кошмарный сон из тех, что мучали меня в детстве. Вихри огромных смерчей совсем недалеко от нас рушат дома в щепки и легко поднимают вверх огромные куски. Они просто играются многотонными кусками крыш и изредка - кем-то живым. Я охвачена ужасом, в панике пытаюсь бежать, хотя краем сознания понимаю, что все равно не успею спрятаться. Смерч подходит в считанные секунды - вот он уже прямо перед нами. Я чувствую, как меня затягивает в темную воронку, и из последних сил пытаюсь сопротивляться. Но все бесполезно.

10 июня. Лежу на кровати с сестрой. Пришлось подняться и подойти к столу, чтобы выключить ноутбук. Сестра позвала обратно. Вернулась, легла рядом с ней. Вскоре резко почувствовала вселение. Мне было невероятно плохо и страшно, я боролась с тем, что во мне сидело, и силилась закричать: "Света! Помоги!", - но губы лишь слегка приоткрывались. Я не могла пошевелить даже пальцем. Какое-то время этот ад продолжался, облегчение наступило внезапно. Первое, что я почувствовала, - как с шумом судорожно хватаю ртом воздух. Я открыла глаза и поняла, что сестры рядом нет и не было. Я одна. Страх сковал меня с ног до головы. Несколько раз я проваливалась в дрему, но, почувствовав, что надо мной кто-то снова берет верх, резко просыпалась. Не знаю, как смогла уснуть.

Часть диалога с сестрой по поводу произошедшего:

я: знаешь, никто ведь не говорит, что домовой и сонный паралич это не одно и то же. то есть... это просто разные взгляды на одно и то же. это может быть и тем, и другим одновременно.
я: например, всякие чудеса наука же раскладывает по полочкам, объясняет саму суть преобразований. допустим, внезапная ремиссия рака.
я: то, что объяснили на клеточном уровне выздоровление, не значит, что человеку не помогли какие-нибудь мантры
я: скорее наоборот, объясняет просто, как именно помогли
я: ты поняла?
я: ну... подобная точка зрения у Шамана
я: хотя немного не такая
я: то есть... он говорил про то, что болезнь - это материалистическая проекция наших эмоций. и мыслей.
я: то есть материализация из ничего, по сути, из головы просто. выходит, мы абсолютно самостоятельно создаем такие реальные вещи, как заболевания. как волшебники.
я: и научно процесс заболевания можно объяснить и разложить.

xxx: вот я хотела тебе написать то же самое
xxx: и увидела что ты сама написала
xxx: про то что наука силится объяснить
xxx: хоть как-то то что объяснить нельзя